Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: биографический бредок (список заголовков)
15:55 

Невесть что. Почти повесть.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
Дневник пациента с картинками.
Первого марта у меня был первый день – последний и первый сразу. Последний – наконец-то закончены все бюрократические сборы: все биологические жидкости протестированы вдоль и поперёк, все справки собраны в единый талмуд, всё высокое и низкое начальство нарисовало свои автографы на всех стратегически важных местах, и вот, вот, мне, наконец-то, дали номер, кажется шестизначный – уже не помню. Если на главной справке у тебя есть шестизначный номер, то ты уже почти человек, ты уже почти не помер, тебя уже ждут добрые хирурги со светлым взором – пиздуй на крыльях по холодку – в лес, бор, в стационар и радуйся. Главное радуйся. К восьми ровно. Быть!



читать дальше

@темы: amor fati, real gone, биографический бредок, воспоминания, геморрой геморроевич герройский, гусеничка, дневник, оранжевая любовь, пиздабоооольчик, попой-в-прорубь, про людей, просветление гарантировано, спорынья и феерверки

19:06 

Про трансформации.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
12:33 

Кира - Жанна и немного рефлексии.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
13:58 

Про любовь к языческим праздникам.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
Утром с самого с ранья таскалась за направлением в больничку - всё, тринадцатого сдаваться еду - чух-чух. Надеюсь быстренько прочухаться и бегом обратно в нору - лепить-лепить, да в прочие творческие порывы впадать. Но теперь не об этом. Шлёпаю значит в семь утра по площади и дивлюсь: вся наша недобрусчатка площадная ровным слоем гандонов усыпана - диво как есть - что ни шаг то два-три валяются, без всякого смущения. Нет, народ наш конечно дикий, но массовых оргий посередь колхозной площади устраивать не склонен, даже во время "Иван Купала" - хотя связь с обливательным праздником тут прямая и очевидная.
Население к обливанию подходит с выдумкой конечно, однако самым популярным водометательным снарядом по-прежнему остаётся гандон обыкновенный, наполненный водой, желательно очень холодной, чтобы жертва визжала погромче. Запасся резинками, стой возле колонки и швыряйся в каждого встречного-поперечного, можно ещё из окна дома в прохожих кидать, или с крыши. Вот с крыши особенно сильный эффект: прохожие скачут, точно вши на гребешке... ну да, если ты, мудак, с девятого этажа три литра воды в гандоне кинул прям под ноги, ладно на голову не попал. Нервный всё-таки праздник, поэтому Ксеня седьмого числа дома сидит. А чтобы хорошую примету не упустить мы с Мусей друг друга из кружек втихаря обливаем - подбегаешь и хлобысь кружку воды за шиворот - тоже эффективно.
Примета хорошая: облили внезапно - на весь год счастья. Но Ксеня всё равно не любит по колхозу в этот день ходить - местные обливаются как-то ехидно, и никакого пожелания счастья в их коварстве не чувствуется. А вот как-то раз, лет восемь назад, попала Ксеня на Иван Купала в Новосиб - ууууу - чего там творилось - ууууу. Мы с приятельницей специально болтались в самый зной по городу, чтобы насобирать мокрого счастья на десять лет вперёд. Насобирали на двадцать; насмотрелись всякого.
Например, такое явление: бегают по парку два мужика с пластиковыми пистолетами цвета "хлорное облако" - пистолеты, не мужики, мужики ещё не в той кондиции - большой и толстый убегает, а маленький и тощий догоняет - верещат, точно школьники перед буфетом. На заднем плане школьники бросают кого-то в фонтан, кто-то - в красных трусах и против бросания в фонтан, похоже, ничего не имеет, как раз наоборот, громогласно поддерживает такую инициативность среди молодёжи.
Второе явление: большая дорога, светофор, к обочине подлетает жёлтенький Кабриолет, из машины высовывается мажор в мокром костюме, например, от Кензо. Мажорное лицо расплывается в не менее мажорной улыбке, рука мажора выхватывает невесть откуда ведро и бодро окатывает толпу на светофоре арктически леденючей водой - мажорно. Толпа окатывает мажора многоэтажно и лавиноподобно - в ответ. Встреча стихий. И если верить в то, что послание на хуй тоже как бы закодированное пожелание добра и всякого достатка, то этого с ведром одарили минимум на миллион, а то и все два. Впрочем, освежившись, толпа просветлела, всё-таки плюс сорок на улице. Тем временем к Кабриолету подлетает ещё одна весёлая машина, вроде Хаммера - Муся такие Караван-сараями зовёт - оттуда высовываются грозные люди-в-чёрном с автомобильными ручными насосами наперевес. Правильно, в насосах вода. И вот костюм от Кензо, да и всё прочее содержимое Кабриолета стало ещё мокрее, а народ на светофоре просветлел до небесной лазури - отмщённый. Кругом благодать и палящее солнце. Радость и визг. Жизнь удалась.
Но без третьего явления пьеса о счастливом языческом празднике была бы не полной.
Нагулялись мы с приятельницей вдоволь, насмотрелись, намочились, уже даже подсыхать начали. Решили возвращаться в гостиницу. Идём-идём, вон и гостиница наша видна, сейчас у милицейского участка дорогу перейдём и считай дома и уже почти сухие. Хорошо. Проходим мимо дверей ментовки, естественно не ожидая никакого подвоха, а тут бах - выскакивают два мента - и тоже с вёдрами - двое из ларца, балин. Так и потянулись наши мокрые следы через дорогу - от милицейского участка до гостиницы. И ладно бы какие-нибудь мелкие пацаны были лет по двадцать пять, а то два взрослых дядьки же, с хитрыми такими лыбами, мол, попались, девчонки.
Всенародный праздник, да.

@темы: спорынья и феерверки, про людей, попой-в-прорубь, попкорн и паноптикум, мой колхоз, мистерии мухомора, воспоминания, будни, биографический бредок

05:04 

Про резинового зайца и свободу выбора.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
Мне было года два, может быть один - самое начало - точно не помню. Но это были те блаженные времена, когда я путешествовал по городу в коляске, словно китайский император в паланкине, и вообще весь мир крутился для моего удовольствия. А ещё для моего удовольствия у меня был заяц - огромный, чёрный и резиновый - без излишеств - раскраски и деталей. Такой странный недетский метазаяц - простой и абстрактный, как воображаемая модель вселенной. Я его грыз. Вся суть наших взаимоотношений с зайцем к этому и сводилась: он был, а я грыз его присутствие, и таким странным образом мы подтверждали наше совместное бытие. Это была любовь. Ну, вот тогда я ещё знал, что такое любовь, потому что у меня был резиновый метазаяц, которому не нужно было ничего объяснять.
И вот однажды Муся вывезла меня гулять в парк. В парке было хорошо и лавочка. Стояла осень. И конечно же на лавочке было лучше, так что мы с зайцем немедленно потребовали извлечь нас из коляски и туда - на лавочку, где лучше, где ветерок и слышнее шуршание листьев. Там проходили самые прекрасные минуты моей жизни: я грыз зайца, листья шуршали, Солнце светило, рядом сидела Муся. А потом нужно было уходить, Муся упаковала меня обратно в коляску и повезла домой. И вот как так могло случиться и почему, и за что... но зайца, своего, настоящего и абстрактного как модель вселенной, я забыл на скамейке - вот совсем забыл. А Муся уже бодро катила меня к новым свершениям и про зайца тоже не помнила. Когда я вспомнил про зайца и не нашёл его рядом, в моей жизни случилась первая и самая большая потеря. Его не было, такого незыблемого, подтверждающего моё физическое бытие - его не было. Не было совсем! Нигде! Рядом не было.
Как же я орал, плакать почему-то не получалось, но орал я знатно, на душе было так, словно всё счастье мира выпустили бесполезным газом из шарика. С тех пор, когда мне сильно плохо, я всегда ору, а плачу уже только когда отпустит, когда уже можно дальше...
Зайца мы искали долго. Перевернули весь парк, обшарили все лавочки. А его нету. Парк был золотой, первозданный, хрусткий, блестящий, а чёрного зайца не было и следа и нашего следа в парке не было, словно мы пришли туда впервые - это пугало. Этот мир уже не был моим. И моего зайца в нём не было. Да, мы его так и не нашли. Пришлось возвращаться.
Это была словно репетиция встречи со смертью, первый раз наметились границы имперского мыльного пузыря, обозначилась тоненькая плёночка мирового господства. Этот мир существует, и существует он не для моего удовольствия. Ну, по крайней мере, не всегда. ...И вот одна мысль не отпускала меня долгие годы: почему мы не нашли его, ведь я забыл его на лавочке (эту чёртову лавочку я до сих пор помню - синенькая такая), а в парке их было не так уж и много. Неужели кто-то его забрал, но кто, вот кому мог понадобиться в хлам изъеденный резиновый заяц, чёрный словно кусок угля, без нарисованного лица, без привычной игрушечной улыбки. Я понимаю, плюшевый медведь - он мягкий и манящий, но кусок чёрной резины, мать его, кому он кроме меня был нужен?! Нет ответа.
А потом долгие годы прошли - лет пятнадцать, а может быть и двадцать. Бабушка тогда уже умерла и потери перестали быть чем-то пугающим, ибо что может напугать сильнее, чем потеря самого близкого человека... разве что потеря самого себя, но изнутри ты этого не узнаешь, потому и бояться не стоит. В общем боялся я уже совсем других вещей. Но история с зайцем не давала мне покоя и тогда, и как-то я спросил Мусю: "А помнишь у меня был чёрный заяц, такой стрёмный резиновый, даже без лица, без глаз, носа и без рта - бестолковый такой, мы его в парке потеряли, а потом найти не могли?" Муся сначала сильно удивилась, что я это помню, а потом рассказала, что да, мол, но мы его не забыли. Это она специально так сделала, будто забыли - заяц был такой старый и потрёпанный, изжёванный - одно ухо я ему почти отъел - и Муся хотела купить мне нового, но никак не могла отобрать у меня это чёрное позорище и тогда пошла на хитрость - чтобы мы как бы забыли его, а потом как бы не нашли. И тут я рассказал ей, что вообще-то помнил его все эти двадцать или сколько там лет, и что он был для меня не просто маленький замусоленный заяц, а большой, увесистый кусок моего мира - меня самого и что никаких других зайцев мне было не надо, я их и не помнил, помнил только этого. И вот, блядь, если ты, с каких-то метафизических хуёв, знаешь как надо, как другому человеку сделать лучше знаешь, то ты десять раз подумай, прежде чем это лучше ему сделать и его сначала спроси - твоё светлое, доброе и чистое ему греет или может быть его чёрное резиновое изгрызенное лучше. Пускай он выберет сам! Потому что каждый сам знает, когда пришло время выбирать.
Муся попросила прощения, а я её простил.
***

А ещё мне ansci разрешила уволочь из её журнала фотку прекрасных не-крокусов и сделать их фоном для музыки... конечно же Вивальди. Так что вот, чтобы жить было красиво:


@темы: нахлобучило-случайно, музыка, симулякр в ложном вакууме, так и живем, гусеничка, большой набат в колокол ума, биографический бредок, Вивальди, amor fati, когнитивный декаданс, тридцать раз о себе

23:25 

Всего лишь фантики.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
И кто это придумал "счастливое детство" - липовая формулировка - деревянные буковки, безыдейный лозунг, песочный постулат - пёстрый фантик и смятые золотинки внутри, предательски повторяющие форму настоящей конфетки, наверное шоколадной, ладненько прямоугольной, гладенько коричневой, почти глянцевой, пахнущей ванилью... и давным давно съеденной шутником-шутом-зазнайкой, чьи ужимки и прыжки так очевидно балаганны. Счастливое детство. Я помню именно "счастливое-детство" и холодный параллелепипед внутри. А ещё параллельное, пленительное и непризнанное, навсегда ушедшее вместе со счастливым-детством.
Днём мальчик Сеня носился по колхозным закоулкам с тополиной саблей наперевес, падал с клёнов и вскрывал лягушек, разбивал чужие носы и собственные коленки, а вечером девочка Ксеня, изумрудно леопардовая после обработки всех бесчисленных полевых ранений, забиралась с пачкой фломастеров и тетрадкой под стол, чтобы рисовать святых и общаться с Дьяволом.

Под столом...


@темы: эксгибиционистское, сюрреализм в быту, музыка, зубовный чёс, дневник, воспоминания, биографический бредок, real gone, amor fati, я дурак у меня справка есть

09:20 

Про страх смерти.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
Вообще собиралась писать о музыке... но лентой навеяло совсем другие воспоминания.
Так почему-то сложилось, что не смотря на исключительно серую и обывательскую-по-наезженной-колее жизнь я довольно часто сталкивалась со смертью. Когда лицом к лицу, когда плечом её задевала, иногда она улыбалась мне широкой мелкозубой улыбкой, даже трогала холодным пальчиком, но легонько. И вот даже это легонько дубило кожу и дыбило волосы. Я всегда страшно, сумасшедше, до немоты-дурноты-ваты её боялась, и никакая нирвана-сансара и никакая чёрная-пустота-и-всё и никакой господь-наш-иисус-аллах не могли этот страх развеять - ни все вместе ни по отдельности. От неё нельзя защититься и может быть поэтому так трудно перестать её бояться - хотя это так не логично - бояться неизбежного. Логика - да. Самое иррациональное во мне чувство питается логикой. Почему самоубийцы напиваются, чтобы выйти в окно - у пьяного отключается логика - у меня она, сука, не отключается почти никогда, поэтому в своё время самоубийцы из меня не получилось - к лучшему оно или к худшему - время покажет. Но что-то слишком много сразу воспоминаний... Страх смерти и желание смерти всегда где-то рядом... или так только у психов бывает...
И вот это "почти", одно дело когда у тебя вдруг земля уходит из под ног - в прямом смысле - или кусок бетона радостно летит тебе на встречу с пламенным приветом и пожеланиями вечной жизни, или когда добрый-ай-болит выписывает тебе направление с постно-мраморным лицом и так не слишком аккуратно, но вроде ни к чему не обязывая, и как бы вскользь намекает, что не мешало бы подумать о... ну так на всякий случай, а то вероятность велика, или даже когда стоишь на краю подоконника и думаешь лихорадочно - ну давай же, чёрт тебя подери, сворачивай лавочку - да это всё одно - всё твоё и даже при разной степени фатальности зависит от тебя... И вот совсем другое, когда ты вдруг становишься мишенью, когда в глаза тебе смотрит не твоя смерть, ехидная, но всё же родная... совсем другое, когда в глаза тебе смотрит чужая ярость, желание убить, желание одной жизни разрушить другую, когда всё сосредотачивается в холодном блеске металла и ты понимаешь, что никто-никто не защитит тебя, а оно вот - совсем рядом, не гипотетически не может-быть, а непобедимо материально в этот самый момент прямо здесь и оно осознаётся как ничто другое, ясность мысли сжигает тебя как волна пирокластических газов и ты ничего не можешь сделать, потому что ты уже тень, потому что против ножа у тебя нет приёма точно так же как и против лома, и это блядский пиздец как страшно, так страшно, что никаким матами не опишешь. Это тот самый пресловутый ступор - хочется прикинуться невидимкой, как в детстве - сказал "я в домике" и ты уже вне игры... а вот - хуй - чужой ярости твой домик, что соломинка, что перышко. И тогда логика вырубилась, не знаю как и что произошло, помню только внезапно открывшуюся способность говорить без остановки, что я говорила, хрен меня знает, но оно почему-то подействовало, помню только как аккуратно и легко словно по воздуху удалялась, и чёрный-чёрный силуэт чужой ненависти теперь так же застывшей в странном ступоре. Меня спасло слово. "А могло ведь и не спасти" - с этими словами приходит новая волна страха. Да. Дома меня так колбасило, что я стакан с валерьянковой водой в руках удержать не могла. И, блядь, да никакому врагу я такого опыта не пожелаю; как говорит мамся: "если смерти, то мгновенной!" Пускай все будут счастливы, пусть будет рай на земле, и пусть всех психов вылечат! И пускай необходимость защищаться отвалится за ненадобностью, пускай мир любит людей, люди любят мир!

И маленький почти офф, но тоже к теме смерти: роман прекрасного Джулиана Барнса "Нечего бояться" - сейчас вот читаю и нахально рекомендую другим. Барнс прекрасен, я люблю его почти так же как Мёрдок. Да он такой же злыдень и виртуоз чёрного юмора! Не удержусь от цитаты в-много-букфф:
...

Настроеньице:

@музыка: Dowland - Lute Songs - D.Guillon, E.Bellocq

@темы: amor fati, real gone, биографический бредок, воспоминания, дети-мойте-руки-с-мылом, дневник, зубовный чёс, отношение к, пёрлышки, попой-в-прорубь, размыышлизмыы, тараканомонгольское иго, я дурак у меня справка есть

07:50 

Про выбор.

"Es gibt keine glückliche Zeiten, es gibt nur zeitloses Glück."
Розенкранц в стоппардовском фильме говорит: "Нам дали альтернативу, но не предоставили выбора", вот так давно смотрела, а фраза эта помнится до сих пор. Долгое время я уныло соглашалась с этим мнением, вспоминая, что "несогласных судьба по жизни тащит". Получалось, что всё равно есть кто-то или что-то, принимающее решение, вне тебя, помимо тебя и твоей воли. И очень часто это не какая-то абстрактная судьба, а человеческое общество, которое склонно всё объяснять и классифицировать, и если что-то не вписывается в классификацию переделывать или устранять - потому что так удобнее, так спокойнее, потому что богатство вариантов смахивает на хаос. Кто-то из не вписавшихся позволяет себя переделать и повторяет слова Розенкранца, кто-то осознавая, что подобные мнения и мысли всего лишь перекладывание собственной ответственности во вне, на судьбу, общество, не важно куда ещё, просто "не мы такие", начинает бороться с этим "вне", не важно абстрактным или конкретным, за право быть собой, за право не вписаться. Но эта борьба подтверждает лишь то, что сам человек в наличие такого права не верит - аксиомы в доказательствах не нуждаются - а если же кто-то кричит о своём праве быть собой, скорее всего где-то глубоко внутри он готов услышать "нет", и это его пугает, а страх вызывает желание защищаться. Но защищаться не от чего, бороться не с чем - наличие любой альтернативы предполагает выбор - нужно только выбрать, и ничего более. Возможно нужно быть смелым, для того чтобы выбрать, но достаточно просто быть собой. С таким мнением тоже можно не соглашаться и спорить, только споры эти ни к чему не приведут, в дебатах подобного рода истина не рождается - от неё уходят всё дальше и дальше. Общество может с чем-то не соглашаться, но судьба толерантна, потому что мы сами выбираем её. Уверенные и счастливые, даже не вписавшись, спокойно идут по жизни сосуществуя, ничего не доказывая и ни с кем не воюя, и часто общество принимает эту частицу "хаоса" как должное. И если покопаться, то не так уж трудно найти примеры.
У моей двоюродной бабки, точнее двоюродного деда, у моей или моего... а слова-то подходящего и нету, и вроде как "о чём сказать невозможно, о том следует молчать", но я всё равно расскажу. Так вот у моего бабко-деда была странная и примечательная судьба, хотя в общем-то судьба у него была самая банальнейшая, как у любого среднестатистического гражданина, примечательность же в том, что она у него была! Так вот давным давно, когда не то что меня, даже мамы моей ещё в проекте не было, родила прабабка в ночь не то сына, не то дочь - неведому зверушку - человека с признаками обоих полов - гермафродита в общем. Прабабка, конечно, удивилась сначала, и наверное даже расстроилась, и что же с таким чудо ребёнком делать, даже имени для такого не придумано. Хотя полагаю прабабка когнитивного диссонанса не испытала, она хотела дочку, потому не долго думая нарекла "неведому зверушку" Оленькой. Так что чуть ли не в самый момент рождения, при наличии альтернативы, выбор у Оленьки конфисковали. И вот жила себе Оленька, тужила или нет, не знаю, и дожила до тридцати лет. Ну и дальше бы жила, ведь выбор-то за неё уже сделан, только знай себе живи, и врачи ей говорят - чего мол ты девка теряешься - выходи за муж, ребёнка рожай - ты сможешь - уникальный случай - ну полный набор и что, мало ли каких странностей в жизни не бывает. Тут бы ей задуматься конечно и сказать, например - да какой нормальный мужик бабу с хуем захочет - но она сказала совсем другое. "А с чего вы решили, что я девка?" - молвила Оленька. В общем послала она врачей подальше и демографию повышать отказалась, да и вообще взяла и сама решила, точнее уже решил, что надоело быть ему Оленькой, и поскольку природа позволяет, будет он теперь Олегом и баста. И стала бабка дедом. Отрастил дед Олег усы да и стал жить дальше. Но в тридцать с лишним лет эксцентричную анатомию маскировать сложно, особенно если грудь большого размера, однако дед по этому поводу не напрягался - перебинтовал и вперёд, не удобно, а что поделать. И вот казалось бы родственники должны были впасть в истерику и начать чинить всяческие препятствия, но они почему-то взяли да и согласились с его решением, некоторые отстранились конечно, но приняли. Холостяком Олег дожил до сорока лет, а потом взял да и женился, а ещё даже как-то от груди избавиться умудрился, и всё это в советское совсем не толерантное время... Ну а дальше всё обыкновенно - была у него самая простая семейная жизнь - как у всех, но он сам себе такую выбрал.
Бабушка моя с ним не общалась, не потому что не одобряла, а потому что не знала как, ну неловко ей было, не сподручно. А мама моя с тётко-дядькой общалась, от мамы я, собственно, и узнала о чудо-родственнике. Но с детства мама привыкла к тому, что есть у неё тётка Ольга, а не дядька Олег, поэтому с кардинальными переменами она смирилась, а терминологию оставила прежнюю - упорно называла дядьку Ольгой, и говорила с ним, будто бы он женщина - дядька относился к этому спокойно и никакие терминологические противоречия общению родственников не мешали. И вот как-то раз мама спросила своего дядьку: "Скажи мне, вот у тебя такая не обычная жизнь, ты счастлива? " "Конечно счастлива. Счастливым быть просто." - ответил дядька.

@темы: amor fati, биографический бредок, воспоминания, дневник, отношение к, про людей

Vertebra Prominens

главная